Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:52 

Хогвартс. Турнир в викторианской Англии. Подобие отчета

Teya Tor Derriul
Where is Narnian embassy?
1 сентября 1899 года
Еще один год в школе. Это лето было насыщенно событиями, как приятными, так и довольно неоднозначными. Весь последний месяц я посвятила усиленным занятиям по ментальной магии и... развитию и контролю эмпатии. Мерлин, это так сложно!
Несомненно, самым значимым оказалась помолвка. Это... это было очень странно, и я не могу описать это словами. Я была будто в тумане, мне хотелось быть рядом с этим человеком все больше и дольше, проводить с ним все свободное время и не отпускать его руки. Я честно не понимала, откуда это и почему. Это злило Оскара, а я ничего не могла объяснить, потому что не понимала сама. Все друзья и подруги твердили мне о том, как он ужасен, о его недостатках, а я слушала - и не слышала: мне хотелось всеми силами помочь ему, хотя бы тем, чем я могу.
Но занятия помогли мне отделить чужие эмоции от своих и я стала понимать. Но, Мерлин всемогущий, я по прежнему не могла ничего объяснить брату! И ничего не могла поделать: помолвка была заключена, опрометчивое обещание дано...
В школу мы, как обычно, прибыли раньше первокурсников и встречали их у озера. Это по прежнему очень красивая традиция, не перестаю любоваться огнями и вспоминать, как волнительно было самой плыть по озеру в лодке на встречу этим огням...
После прибытия первокурсников, в школу прибыли делегации из Шармбатона и Дурмштранга. Оба выступления были в прямом смысле слова фееричны, я с удовольствием наблюдала за огненными представлениями, радуясь, впрочем, что не мне нужно это делать.
А вот выступление Хогвартса... Префект Гриффиндора (а почему он, а не старосты школы занимались подготовкой выступления?) был как обычно крайне не собран и нарушил все возможные протоколы и правила.
Распределение прошло быстро, хотя, непонятно зачем и ради чего, его провели и для студентов из делегаций. Причем крайне странным образом: распределенные на Слизерин студенты жили на других факультетах, а у нас жили девушки из Дурмштранга, из которых лишь одна попала к нам... Вспомнила свое распределение и то, как уговаривала шляпу не разделять меня с братом и дать мне возможность учиться на Слизерине. Возможно, стоило прислушаться к ней - ведь все мои друзья и подруги оказались гриффиндорцами... но я не смогла бы без Оскара, особенно первые дни в школе - слишком много незнакомых людей... Ох, я отвлеклась.
На ужине Оскар и Арфанг вновь чуть не поссорились, а я чувствовала себя лишней за этим столом: мне не с кем говорить, кроме брата, мне некого слушать, кроме него...Вы смеете что-то говорить о том, что мы слишком близки? Но вы все видите не меня, а свои представления обо мне, видите то, что хотите видеть, вольно или не вольно, а он - нет, он видит меня, с моими недостатками и достоинствами, буде они есть.

2 сентября 1899 года
Это была крайне странная ночь. Встала я довольно рано. Вполне достаточно для того, чтобы написать и отправить пару писем друзьям из Франции и прогуляться до квиддичного поля, чтобы понаблюдать за тем, как квиддичная команда Хогвартса тренируется. Это, все же, забавное зрелище.
День обещал быть крайне хорошим... но утренняя почта, полученная за завтраком, просто перевернула все с ног на голову. Письмо от тетушки, в котором она пишет о несуразных, невозможных слухах и требует ускорить свадьбу! Это ужасно! Я настолько была ошарашена и взволнована, что буквально сбежала из-за стола, не позавтракав. Меня там не было, это не могла быть я! Тогда кто это был и почему... почему так обидно? Будто меня обманули, предали? Арфанг смотрит мне прямо в глаза и говорит "Меня там не было, моя леди. Я не знаю, о чем речь...". А я не знаю, что делать и чему верить. Как же хочется снять перчатки и понять... но нельзя. Я дала себе слово. Мои способности - мое проклятье. Чувства людей должны быть их личной тайной, я не должна знать о них, пока они сами не решат рассказать мне о них!

* * *
Уроки пролетели быстро, на Истории магии я чуть не уснула, а на Зельях была в таком смятении из-за всего случившегося, что едва справилась с заданием и приготовлением зелья Забывчивости.
Пожалуй, стоит отметить отдельно Ритуалогию. Этот предмет всегда был интересен мне настолько, что я занималась им дополнительно. Вот и в этот раз на занятии мы попросили у преподавателя разрешения не просто опознать проклятье на предмете, но и снять его... и у нас получилось!

* * *
Мистер Лонгботтом... мистер Лонгботтом сказал мне, что освобождает меня от моего обещания, так как он встретил ту, что полюбил искренне. Я знала, знала о ком он! Как же больно мне было от того, что я ничем не могу помочь ему. Я ничего не могу ему дать. Сухой расчет и жалость - не то, чем стоит платить за любовь. Сколь ужасен бы ни был тот, кто дарит вам ее, как человек, но она самое - слишком светлое чувство. Простите меня, Арфанг. Для вас этот брак тоже стал бы пыткой, вы бы поняли, что я не люблю вас, а моя жалость... моя жалость - не то, что нужно смелому и сильному джентльмену, верно? Если бы мне хотелось быть объектом преклонения, если бы я могла наслаждаться чужим обожанием и не испытывать угрызений совести - я бы стала вашей женой. Но увы.

* * *
А после случился мой личный ад... Резко заболела голова, и я словно услышала мысли всех, кто находился в Хогвартсе, одновременно... Мешанина из обрывков фраз, непонятные слова, куски рецептов, чужие мечты и страхи, и все - будто внутри моей головы... Я не помню, как меня довели до гостиной, мне было очень плохо, голова раскалывалась, я была буквально на грани обморока. Я цеплялась за того, кто был рядом и просила позвать брата - рядом с ним мне должно стать лучше! Раньше это всегда помогало, голоса уходили...
"Терпи, Виктория, не плачь! Терпи, не отпускай! Ты не маленькая, ты справишься, ты не сожжешь ничего и никого, ты справишься!"
Я ошиблась, даже присутствие Никки уже не спасало, приступы повторялись и повторялись, мисс Перес-Гальдос с Шармбатона, нашедшая меня, поделилась со мной тем, что с ней происходило то же самое... я не понимала, что мне делать и могла только пытаться найти тех, чьи мысли слышу - по кусочкам информации, по деталям...не понимая, зачем и для чего.
А потом... а потом Арфанг признался, что у него дуэль с моим братом! Из-за... из-за мерзейших домыслов! Тетушка моя Моргана, я не знаю, как я сдержалась, чтобы не дать ему пощечину за одно только предположение об этом! Это мерзко и отвратительно, и тот, кто способен поверить в такое... сам столь же мерзок! Я... я не сторонница дуэлей, особенно, когда в них участвует мой брат, но... но я понимаю его в этой ситуации.

* * *
Во время ужина в Большой зал ворвался разъяренный тролль с дубиной... старшекурсники кинулись сражаться с ним, но заклинания отлетали от него, а он громил Большой зал. Кого-то ранили, кто-то кричал, а я цеплялась за брата, пытаясь удержать его и не дать ему влезть в это. Старосты погнали всех в гостиную Слизерина, надеясь, что там мы будем в безопасности, но Оскар сбежал! Я готова была бежать за ним, но... брат, это было не честно. И до слез обидно.
Я сидела в гостиной, кусая ногти, и чувствовала себя беспомощной, слушая крики, доносившиеся снаружи. Мерлин всемогущий, я готова отдать все, что угодно, лишь бы с этим... гриффиндурком все было в порядке!
Самым удивительным стало то, что, несмотря на все это, бал не отменили. Ну что ж, да будет пир во время чумы! Спасибо чудесной Мире, которая помогла мне привести себя в порядок - я сама явно бы не справилась: у меня тряслись руки, а на глаза то и дело набегали слезы от пережитого ужаса...
Я выдержала буквально пару танцев и сбежала на квиддичное поле - слишком много людей, слишком много эмоций и мыслей. А вернувшись натолкнулась на взъерошенного Фабиуса и перепуганных Спиннетов: оказывается, Оскар перетормошил половину Хогвартса, не найдя меня в зале, а Фабиуса и вовсе пригрозил вызвать на дуэль... сумасшедший мальчишка.

* * *
Я обнимаю тебя, судорожно вцепившись в рукава твоего камзола и прячу слезы. А ты сидишь, замерев, будто в ожидании приговора... Идиот! Мне не важно, как ты выглядишь! Мне не важно, близнец ты мне, или старше на год! Ты был, есть и всегда будешь моим любимым старшим братом!
Вижу, как кто-то проходит мимо, но мне сейчас откровенно плевать на людей.
Мой брат, самый дорогой для меня человек, рассказывает мне о том, о чем я даже подумать не могла... Не верю, не могу верить... но и не поверить тебе - не могу! Но как же это сложно и больно... Отец, который всегда любил нас, который всегда оберегал нас... и вдруг - ненависть, злоба. Не может быть! Но и не быть - не может. Это он заставил тебя быть не собой. Это он запретил мне рассказывать тебе о моем даре и проклятии... Плачу и прошу прощения - за себя, за то, что не знала. не замечала, не понимала. И за отца - за то, что посмел. Мы справимся, правда? Пока мы вместе - мы со всем справимся.

* * *
Ричард что-то говорит об обещанном вальсе... Он вам еще нужен? Ну, пойдемте. Голова кружится, дурно от чужих эмоций, больно - от своих.
Разговариваем... о чем вы? Будущее, письма, помолвка? Мой мир только что перевернулся с ног на голову, мистер Мальсибер. Мой любящий и идеальный отец оказался жестоким тираном, мое прошлое - обманом, мое настоящее - иллюзией и кошмаром, мое будущее - огромным вопросом... А вы спрашиваете о письме, написанном жизнь назад. Простите, Ричард,мне не до того...

3 сентября 1899 года
Вопрос решен. Сам собой, не требуя от меня долгих раздумий и метаний... Я видела все своими глазами: папа приехал в Хогвартс. Ох, нет, по порядку.
После вчерашних событий я написала отцу письмо, с просьбой расторгнуть помолвку - благодаря мистеру Лонгботтому у меня появился достойный повод. И отец ответил согласием, написав, что я могу сама выбирать из достойных кандидатов, а остальное следует оставить ему. Я была так счастлива, что даже не сразу поняла, о чем он пишет во второй части письма. Невеста? Для Оскара? Вот так, резко, в одно мгновение, без разговоров и предупреждения? Отец...
Оскар растерян и зол, но берет себя в руки и пишет письмо. Как оказалось чуть позже - зря.
Мы с братом сидели во дворе, когда издали увидели знакомую фигуру. Я замерла: это не мог быть отец, ему нечего делать в Хогвартсе в начале учебного года... но это был он.
Он повел нас на прогулку, во время которой вернулся к теме моей помолвки... и предложил мне выбирать между Марком Лейстренджем, Октавианом Малфоем и Сириусом Блэком...Я была так растеряна, что не нашла,что ответить. Папочка, ты шутишь? Первый делает вид, что меня не существует, второй - делает предложение каждой встречной леди, а третий... третий разгуливает в платье на балу! Вмешивается брат, задает вопрос о своей помолвке - и лицо отца каменеет. Он просит меня погулять, а они с Оскаром уходят вниз, к Озеру... Послушно делаю несколько шагов по тропинке и замираю, боясь обернуться. Жду минуту, и не выдерживаю - оборачиваюсь, и вижу, как отец бьет Никки... Мир раскалывается на две половины - до и после. Сжимаю кулаки и медленно отворачиваюсь, считая до ста и едва сдерживаясь, чтобы не побежать туда... Папа, как ты можешь? Это же Оскар! Послушно жду, пока вернется отец и улыбаюсь, улыбаюсь, впиваясь ногтями себе в ладонь до крови, чтобы не сорваться. Дожидаюсь, пока отец даст мне разрешения уйти - и бегу к брату. Изо всех сил, едва не упав по дороге, подвернув ногу - бегу к нему... и замираю, не решаясь обнять. Он сам делает это. Прячу лицо у него на плече, плачу и бессвязно прошу прощения - за то, что сомневалась, искала оправдания... и что не смогла помочь...
Мы обязательно придумаем что-нибудь, правда, Никки?

Бессвязное от игрока.
К моему большому сожалению, я искренне не видела британского аристократического общества. Мат и жаргонные словечки, летевшие со всех сторон полигона, выбивали из колеи, нарушения этикета и протокола даже среди англичан - образ Викторианской Англии не хотел складываться. Наверное, именно поэтому я часто пряталась в беседках и гостиной.

Поистине, каждый видел в Виктории то, что хотел видеть - двуличную лживую девицу, девушку, спящую с родным братом, тупенькую блондинку, расчетливую дрянь, манипулятора, капризную девочку... и только единицы видели ее. Что же, эмпат получился немного эль-ин среди арров и людей. Кто верил слухам - тот находил их подтверждение, кто верил домыслам - тот убеждался в своей правоте, а кто желал истины - тот нашел друга. Мира, Лина, Фабиус, Пеппер, Винсент, Рэйлин и Рэйнер - спасибо вам за это. Вы знаете - ради вас она готова на многое, вы всегда можете рассчитывать на ее помощь.

Все, что я хотела и могла сказать о главном для меня человеке - я уже сказала в вк, повторю только: ты - мой самый любимый и важный в мире человек, лучший в мире брат.

@темы: Фандомное, То, чем я увлекаюсь и интересуюсь, Сказку в жизнь, Попытки поделиться чувством, Бред с чужими героями

URL
Комментарии
2016-08-17 в 00:36 

Лэсси Норес
пушистая невозможность
Да, с аристократией как-то странно вышло... В первый вечер была, добрую половину второго дня была... А потом как-то все. Кусочками только. В итоге я и сама уже стала сбиваться, вряд ли для леди уместно давать волю эмоциям и бегать по школе. Можно понять тех, кто сбивался в реально стрессовых ситуациях, так ведь и просто так бывало...
А еще жутко выбивала пожизневка.

2016-08-17 в 00:38 

Teya Tor Derriul
Where is Narnian embassy?
Лэсси Норес, да. Мне было крайне сложно играть повернутую на этикете леди(((

URL
2016-08-17 в 13:39 

.Воробей.
Per aspera ad astra
Teya Tor Derriul, в таких условиях плевавшего на этикет ирландца тоже было тяжело играть. Когда среди английской аристократии ты самый вежливый.(

2016-08-17 в 13:54 

Teya Tor Derriul
Where is Narnian embassy?
URL
2016-08-17 в 15:23 

Лэсси Норес
пушистая невозможность
Кстати, забавный момент. Рейв обсуждает некий конфликт с О'Риганами. И не помню кто, Шайла, кажется, говорит: "Со мной только что говорил один из них. Не поверите, он обращался ко мне на "вы" и вполне вежливо, причем выдержал так весь разговор. Они это все-таки умеют! Может стоит все же к ним прислушаться?")))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дом чудес!

главная